Рубрика «Поехали!» Александр Полярный «Сказка о самоубийстве»

Бывает прочтешь книгу, выйдешь на ее дальнюю орбиту, а дальше прыгаешь в параллельный мир, а затем совершаешь путешествие в другие закоулки мира.

Во время чтения рассказа Александра Полярного «Сказка о самоубийстве» я вспоминала монолог главного героя о чужих детях из душераздирающего произведения Чингиза Айтматова «Белый пароход».

В  тот раз - а  это  случилось жарким летом - мальчик купался  в  своей
запруде и отсюда увидел, как запылила по откосу машина. Запруда была на краю
речной  отмели,  на галечнике.  Ее  соорудил дед из камней. Если  бы  не эта
запруда,  кто знает, может быть, мальчика давно уже  не было  бы в живых. И,
как говорила  бабка, река  давно бы  уже перемыла его кости и вынесла бы  их
прямо в Иссык-Куль, и разглядывали бы их там рыбы и  всякая водяная тварь. И
никто не стал бы его искать и по  нем убиваться - потому что  нечего лезть в
воду  и потому что не больно  кому он нужен. Пока что этого не  случилось. А
случись, кто знает,  - бабка,  может, и  вправду не кинулась бы спасать. Еще
был бы он ей родным, а то ведь, она говорит, чужой.  А чужой - всегда чужой,
сколько его  ни  корми, сколько  за ним  ни ходи. Чужой... А что, если он не
хочет быть чужим? И почему именно он должен считаться  чужим? Может быть, не
он, а сама бабка чужая?
У нас часто бывает погода непонятная  - то  ясно, то пасмурно, то дождь да град. Вот  и бабка  такая, непонятная. То
добра,  то зла, то совсем никакая. Когда злится - заест. Мы с  дедом молчим.
Она говорит, что чужого сколько ни корми, сколько ни пои, а добра от него не
жди. Так ведь я же, папа, не чужой здесь. Я всегда жил с дедом.  Это  она чужая, она потом пришла к нам. И
стала называть меня чужим.

Или история из другого мира: папа давно обещал сыну сделать каракатицу из пластмассы. И вот в один прекрасный день в выходные они отправились к озеру, чтобы отпустить самодельную каракатицу на воду. Как только ее поставили на поверхность, она побежала против ветра.

И в конце этого отрывка звучит отцовское послание сыну: в океане жизни дети — наше продолжение — тоже бегут против и вопреки течению и ветру. Это и есть чудо.

Рассказ Александра Полярного «Сказка о самоубийстве» повествует о ребенке из детского дома,  жизнь которого складывается очень непросто, потери преследуют его на разных этапах пути: только обретя семью — он ее теряет в автокатастрофе; полюбив, он испытывает опьянение, он счастлив, он парит, но в самый расцвет жизни в картину врывается грабитель и любимая погибает на его глазах от смертельного удара ножом. Не в силах справиться с болью он начинает ее заливать вином. Теряет лицо, теряет профессию. В запамятстве оставляет дверь квартиры открытой, — теряет собаку.

Спустя годы, проработав матросом на корабле, получив опыт и заслуженные шрамы, он возвращается домой, вдыхает воздух, пыль, воспоминания и принимает решение усыновить ребенка из того же детского дома, что и он. Развязка этого эпизода такова, что ребенок, повзрослев, оказывается жестоким и неблагодарным, уходит, хлопнув дверью, и даже вроде потом не звонит.

Как мне кажется, самая главная трагедия Сойера в том, что уже будучи взрослым он в собственных глазах на протяжении всей жизни так и остается брошенным ребенком. Перед смертью последнее воспоминание- вспышка — это момент, когда его оставляет у двери детского дома и он остается один.


http://lib.ru/PROZA/AJTMATOW/parohod.txt

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s